Позвонить
+7 (3822) 30-14-03
burger
ПОЗВОНИТЬ
Томск, ул.Пролетарская 57

ЧТО ДЕЛАТЬ МУЖЬЯМ АЛКОГОЛИЧЕК

Мужчине тяжело обнаружить, что его жена является алкоголичкой. Лечение женского алкоголизма самое тяжелое. Когда он выбрал ее, чтобы она была ему супругой, то он как бы сказал всему миру, что теперь у него есть жена, которой он гордится, что он сделал выбор, который отражает его вкус и его умение разбираться в людях. Когда в конце концов он сталкивается с фактом, что его жена не в состоянии контролировать свою тягу к алкоголю, он чувствует, что она его подвела; он считает, что весь позор — это его позор, и может быть он виноват в этом ее пристрастии.
Его мужская гордость не позволит ему раскрыть свои проблемы, обратившись за помощью, даже тогда, когда он знает, что помощь может быть оказана. Каким-то образом это положение представляется ему результатом его собственного промаха, совершив который он нарушил узаконенные общественные стандарты. Фактически же эти стандарты произвольны и постоянно меняются. Идея, что муж является доминирующей фигурой, а потому отвечает за все, что происходит в семье, быстро уступает место более реалистическому взгляду, согласно которому муж и жена являются двумя личностями, имеющими одинаковый статус и отвечающими за себя самостоятельно.
Хотя многие все еще находят трудным сделать признание ироде «у моей жены есть проблемы, связанные с алкоголем», однако в этой ситуации поиски помощи являются наиболее разумным выходом из положения и также наиболее добрым по отношению к алкоголику. Тысячи мужчин, являющихся членами Ал-Анона, могут уверить сомневающихся в этом.
Алкоголичке нельзя помочь, если она не хочет принять помощь. Но можно улучшить ситуацию в браке, если один из партнеров предпримет шаги, чтобы разобраться в проблеме и найти способы ее решения. Это обычно тот партнер, который осознал необходимость перемен.
Шаг за шагом он может быть вынужден взять на себя все обязанности своей жены и стать папой, мамой, «добытчиком», и домохозяйкой. Его смятенные чувства колеблются от жалости к самому себе до гнева за то, что его жена не понимает, какие беды ее алкоголизм приносит семье. Он может пытаться подкупить ее, угрожать ей, прятать спиртное, не давать ей деньги и иногда даже доходить до битья, но все это ни к чему не приведет. Его беспомощность, выраженная в том, что он не может заставить ее быть той, какой он хотел бы ее видеть, его неумение более эффективно справляться с данной ситуацией, в сочетании с давлением, оказываемым на него практическими проблемами, ведут его к кризису. Если, будучи в отчаянии, он в конце концов обратится к Ал-Анону, то он узнает, что другие нашли способ решения аналогичных проблем.
Ал-Анон не обещает трезвости для алкоголиков и каких-либо магических решений. Ал-Анон обещает, что если вы попробуете использовать его программу, то ваша ситуация улучшится. В Ал-Аноне новичок встретится с другими мужчинами, которые нашли метод, как улучшить ситуацию в их семьях.
Он станет учиться и узнает, что вне зависимости от того, что говорит его жена, он не виноват в том, что она начала пить. Это знание само по себе означает, что его ноша станет легче.
Затем он узнает, как лучше вести себя с алкоголичкой, и также узнает, что в большинстве своем то, что он перепробовал, было бесполезным. Он узнает какке взгляды помогают, а какие мешают; он узнает, как не допустить, чтобы его разочарование превратилось в гадкую раздражительность. Его сомнения разрешаются путем рациональных объяснений и в ходе приобретения знаний. Постепенно проблемы, которые казались непреодолимыми, начинают проясняться, благодаря изменениям, происходящим в его взглядах.
Когда его жена научится поддерживать трезвость, то скорее всего он совершит ошибку, ожидая, что сразу вслед за этим должны начаться чудесные изменения во взглядах, действиях и личных качествах. Если он продолжит опираться на программу Ал-Анона, то он поймет, что требуется долгое время для того, чтобы алкоголичка смогла приспособиться к новому образу жизни, где не надо чуть что хвататься за бутылку.
Возможно, ему не понравятся происходящие в ней перемены; она станет следить за своим внешним видом, у нее появятся новые интересы по уходу за собой и тяга к нарядам, она будет часто посещать собрания АА, в результате чего по вечерам ее не будет дома, и у нее появятся многочисленные друзья по АА, которые будут помогать ей поддерживать трезвость. У нее теперь появится что-то, к чему ее муж не будет иметь отношение, и его неудовольствие может содержать большую дозу зависти и ревности.
На собрании Ал-Анона один наш член рассказал о том, что он испытал в первые месяцы трезвости его жены.
«Она ходила на собрания каждый вечер; ее спонсор по АА сказал, что так надо. Сначала я подумал, что это небольшая цена, которую надо заплатить за ее трезвость, она заключается всего лишь в том, что я провожу один за другим вечера без нее. Но когда возникли новые проблемы, я начал относиться с раздражением ко всей этой ситуации и одно время я очень страдал из-за того, что АА занимает столь важное место в ее жизни. Каждый вечер она уходила из дома и при этом выглядела лучше, чем когда либо в те годы, когда пила, а я был лишен ее общества. О, я жалел себя всей душой! Я не знаю, что случилось бы с нашим браком, если бы я не встретил Хэнка, который посещал эту группу Ал-Анона уже в течение трех лет. Он уговорил меня попробовать, и я нашел нечто, что казалось мне недостижимым: мою собственную жизнь, друзей, имеющих общие интересы, здоровый обмен идеями о наших проблемами. Ал-Анон заполнил пустоту в моей жизни и позволил мне взглянуть по-новому на наш брак. Мой нынешний духовный рост идет параллельно росту моей жены и, как мы говорим в Ал-Аноне, это нас сближает».
*    *    *
А вот слова другого человека, который обнаружил, что он нуждается в Ал-Аноне только после того, как его жена перестала пить:
«Поскольку я не пользовался преимуществами Ал-Анона в те годы, когда моя жена пила спиртное, я могу рассказать только о том, что означает для меня Ал-Анон в моем медленном и часто болезненном выздоровлении и как он помог мне в моей совместной жизни с поддерживающим трезвость алкоголиком.
В течение длительного времени после того, как я пришел в Ал-Анон, я думал, что я принял Первый Шаг, суть которого заключается в том, что я «был бессилен перед алкоголем» и не имел власти над лицом, страдающим от алкоголизма. Я отчаянно хотел овладеть программой, представленной в Двенадцати
Шагах, однако дело не двигалось. Я наткнулся на какое-то препятствие, которое я никак не мог как следует осознать. Однажды поздно вечером после длительной дискуссии и многих выпитых чашек кофе один опытный член Ал-Анона спокойно показал мне, где я сбился с пути: я никогда по-настоящему не принял Первый Шаг. Я продолжал винить во всем, что случилось раньше и что происходило тогда, лишь одно - алкоголь, над которым я не имел никакой власти. Но я остановился в развитии потому, что камнем преткновения для меня явилась вторая и самая важная часть этого Шага «что мы потеряли контроль над собой». Я допускал лишь то, что моя жена и другие потеряли контроль над собой, но не я. О, как я ошибался!
В годы, когда моя жена пила, я выработал определенный образ жизни для себя, который подсознательно я основывал на предположении, что я буду жить с пьющей алкоголичкой до конца моей жизни. Если кто-либо спросил бы меня, я сказал бы с оттенком жалости к себе в голосе, что я отлично управляю своей жизнью, принимая во внимание все мои житейские обстоятельства. Фактически я забрался в скорлупу и вступал только в те контакты, которые были необходимы для моего бизнеса.
Когда моя жена перестала пить и начала день за днем поддерживать трезвость, я не был готов к такой перемене. Я думал, что ее трезвость - это то, для достижения чего я работал, чего я хотел, на что надеялся и о чем молился больше всего, и что когда наконец начнется пора трезвости, то она разрешит все наши проблемы. Фактически трезвость не явилась решением всех проблем и не ознаменовала конец всем трудностям. Это было только начало. Хотя это звучит довольно странно, но трезвость в конце концов начала создавать проблемы, которые не существовали тогда, когда моя жена пила. Только после того, как с помощью АА она добилась трезвости, мне стала ясна истинная серьезность моего заболевания, но потребовалось значительное время, прежде чем я признал его наличие.
Я никогда не забуду, что трезвый алкоголик - все равно алкоголик и всегда останется таковым. Когда наступает трезвость, то из-за нашего самодовольства, поспешности, отсутствия терпимости и способности понять мы ожидаем слишком многого, слишком больших перемен. Мы считаем, что когда наступит трезвость, то алкоголик должен начать вести себя «нормально». Супруг алкоголички, который тоже болен, реагирует иначе на ее поведение в трезвом и пьяном виде. Теперь он копит раздражение в тех ситуациях, которые не раздражали бы его в те времена, когда она пила.
Я раздражался из-за этой вновь обретенной трезвости, хотя я об этом даже не знал. Я раздражался, когда алкоголичка после стольких лет пыталась занять причитающееся ей место в доме и семье. Короче говоря, трезвая алкоголичка выздоравливала с каждым днем, а я был болен и болезнь моя усугублялась.
После многих лет выпивки переход к трезвости, возможно, является наиболее радикальным изменением, которое только может испытать человек. Но само по себе обретение трезвости женой-алкоголичкой, не приводит к автоматической перемене в се супруге.
Я, конечно же, не подразумеваю, что трезвость нежелательна или что мне было лучше, когда моя жена пила. Со временем и с помощью Ал-Анона я учусь каждый день правильному взгляду на вещи, чтобы яснее видеть, что происходило со мной и как я вел себя. Только теперь я смог увидеть, что трезвость моей жены не вылечила меня и не могла вылечить. В ожидании этого заключается одна из самых больших ошибок, которые совершает супруг алкоголички. Мы слишком тесно связаны с тем, что делает или чего не делает алкоголичка, и позволяем этим поступкам слишком сильно влиять на наше мышление, действия и реакции.
У меня теперь есть цель, которую я ясно вижу; и программа, которую я намереваюсь реализовать. Это мой путеводитель в вопросах самоусовершенствования и достижения лучшего и более удобного образа жизни.
Я надеюсь, что когда-нибудь в будущем я смогу загладить мою вину перед всеми, кому я причинил вред, включая мою жену алкоголичку и самого себя. Я могу только пытаться завершить этот процесс».