У доктора Богдана Вороновича

Лентяй я наверно очень большой, можно сказать, нехороший человек. Обещал я друзьям, что напишу о тренинге через неделю. Сейчас пошла уже третья, я бы все думал о том, что нужно сесть писать в ближайшее время. На днях посылал друзьям фотографии со Стрижины (Счижины), вспомнил всех, приятно заныло сердечко, стало стыдно за неисполнение своего обещания. И вот я уже за компьютером, даже не верится, что в понедельник-вторник это будет уже на сайте. Вот я в Варшаве. Классный город, компактный и красивый. Но мне не до этого, я опаздываю. Быстро ловлю такси и к институту. Почти бегом лечу к месту встречи. Меня окликнули по имени. Не узнавая, я присмотрелся. Женька! Радость моя была безгранична. А на встречу мне уже выруливали Роман и Андрей. Я даже не ожидал от себя, что так сильно буду рад. Ребята также были рады. Мы встретились как братья, братья дорогие мои. Прошел почти год со дня нашей последней встречи здесь, на тренинге. А как все изменились! Хоть иконы со всех пиши. Безумно рад этому. Регистрируемся и в автобус. Впереди долгий путь в славный населенный пункт под спорным названием Стрижины. СЧИЖИНА А вот и она. То ли деревня, то ли хутор. Домов двадцать, а может тридцать. Все знакомо. Знакомый лес. Здесь я во все горло пел нашу "Степь да степь круг-о-о-ом-". Знакомая дорога. В прошлом году я каждое утро крутил над ней педали. Вот и центр. Нет суеты,нет нервности. Все спокойно. Все по часам. Никаких проблем. Верно говорят "Не важно, что происходит, важно, как ты к этому относишься!". Быстренько распределились, поселились, пообедали, осмотрелись и к сливам. Порядка десятка деревьев сливовых. Вкусно аж жуть! Вспомнилось детство, когда "козла в огород загоняли". Сплошное умиление. Странно. Мощной эйфории не было. Была сильная спокойная радость, зрелая радость. Вечером группа,итоги дня. Завтра работа, работа, работа. С группой мне повезло. ГРУППАС группой мне повезло. Нас пять человек. Москва, С-Петербург, Томск, Севастополь и Львов представлены в нашей группе. Одна девушка в нашей группе-Юля. Потомок знатного шведского рода, умница, знаток лучших амбулаторных программ России. Душа-человек, она здорово дисциплинировала работу нашей группы. Порой такие эмоции на группе сверкали, но-вмешивалась Юля и эмоции уходили в никуда без следа как вода в песок...Морской волк Виктор. Он жизнью готов был пожертвовать ради исполнения приказа.Медвежонок Вальдес. Здоровый, сильный, изрядно побитый жизнью, но медвежонок. Добрый, душевный, хороший. Его вера была столь же сильна, сколь и самобытна. Роман. Эх, Рома, Рома. Я был счастлив, когда узнал, что мы в одной группе. Покой, уверенность, смирение-это то, из чего он состоит. Другие из костей и мяса, а он из этого. Казалось, разорвется рядом бомба, а он и не заметит. Или лениво произнесет: "Что-то расшалился главный режиссер". О его спокойствие как волна о скалу разбивался холеризм моего характера, и не только моего. И, наконец, я. Сибиряк, большой друг белых и не только медведей. Живу в юрте, правда, шестиэтажной. Любитель собак, особенно ездовых. Мечтающий из столицы до Сибири на собаках добраться, но после других. И вот эта разношерстная публика стала работать одной группой, одной командой. Тренинг проходил по-разному. Были и сопли и слюни. Иногда эмоции достигали аппогея, казалось, что вот-вот сейчас произойдет мощный взрыв. Но нет! Включалось групповое сознание и взрыв откладывался на неопределенное время. Это повторялась несколько раз, но в конце тренинга царила всеобщая любовь, взаимопонимание и всепрощение. СЛУЖБА"Наша служба и опасна и трудна-". Наступил выходной. Среди сорока участников тренинга был священник Эдвард. Милейший человек, стоящий на развилке своей жизни. Борец, бунтарь, искатель правды и справедливости, он предложил свои услуги по проведению службы на территории центра. Его предложение было принято на "ура". И вот служба. Это было что-то! Чтение, песнопения, пения под гитару с присвистыванием, притоптыванием и приплясыванием. Такого я еще не видел. Закончилась служба рассказам людей об их поисках и обретении ВС. КОСТЕР"Мой костер в тумане светит-"Славные наши песни. На все случаи жизни всегда найдется одна, а иногда десятки. Двенадцать дней тренинга пролетели как один. Вечером, накануне дня отъезда прощальный костер. Приехали выпускники прошлых лет. Было очень интересно. Жарили на костре шпикачки, пели польские, русские и украинские песни. Даже танцевали. И очень много общались, общались, общались. Я почти весь вечер разговаривал с поляком с удивительным именем-Адам. Он был со своей женой, которая выросла в украинской семье и довольно хорошо говорила по-русски. Я весело плел им что-то про медведей, юрты и заснеженный Московский тракт с собачьими упряжками, время, от времени касаясь состояния выздоровления в моем городе. Всеобщее веселье царило кругом, и даже комары, тучами пикирующие на нас, не смогли испортить праздничного настроения. А с утра отъезд. ОТЪЕЗД Говорят, что расставание и прощание-это плохо, это больно, это грустно-В корне с этим не могу согласиться. Мы прощались в центре, обнимались с каждым из сорока участников по несколько раз. И это было приятно. Удивительное единение, соучастие, родство росли с каждым объятием. Мы обнимались до завтрака, мы обнимались после завтрака. Мы обнимались перед посадкой в автобус, мы обнимались, выйдя из автобуса. Мы уже распрощались и почти пошли, а затем снова обнимались и снова прощались. Казалось, что конца этому и края не будет. Но всему есть конец, пришло время и расставанию.

© 2004, Все права защищены.

29.08.2001

Возврат к списку